я

Папа, ты - мусоровоз?

Примерно так мой ребёнок спросил о моей работе еще лет семь-восемь назад. Пятилетке было сложно объяснить, что я, лично, не вожу мусоровоз и не собираю мусор. Пока он ещё не знает, что такое бизнес-планы, инвестиции и управленческий процесс, и видит лишь яркие частности — большие мусоровозы, чистые или грязные контейнерные площадки, приучается  понимать, что мусор это ресурс и разделять его.

IMG_2143_2_1.jpg


Первый вопрос, который мне часто задают — почему я работаю «с мусором». Честный ответ — из жадности. Из обычного человеческого желания заработать в сфере, где уровень оборота одного региона за год — от миллиарда рублей, уровень криминалитета уже достаточно низок (но не нулевой, конечно, равно как и в любом другом бизнесе с такими оборотами), только-только начинают цениться «белые» схемы, выстроенные по европейскому образцу и слово евitda перестаёт восприниматься коллегами по цеху, как мат.

Самого мусора я почти не вижу. Моя работа в том, чтобы организовать процесс. Объяснить, чиновникам на местах, что цивилизованное обращение с мусором, это не только чистота наших дворов, рек и городов. Это также и инвестиции в регион, и новые рабочие места, и развитие современной перерабатывающей отрасли, что давно на полной скорости идёт во всем мире. Ну, а, если же вообще отбросить все концепции в духе «Чистая Россия» и прочий идеализм, то мне просто интересно работать в этой сфере.

Мой хороший знакомый — 86-летний потомственный юрист из Италии и мультимиллиардер Манлио Черрони, он же почетный председатель Совета Директоров "Эко-Системы" и  наш технический консультант, не гнушается лично ездить по свалкам и щупать мусор. Кстати, в Москве он тоже неоднократно был, потрогал всё руками и сказал, что мусор годный, работать можно и нужно.

Начинал он к нам ездить ещё в СССР, в 76-м году, когда из отходов на свалках была только шелуха от картошки. Даже упаковка, и та перерабатывалась — либо разбиралась на доски, либо шла в макулатуру. Пакетов — верных друзей любой свалки — тоже тогда было не много. Толи дело сегодня!

Вообще Черрони человек удивительный и с прекраснейшим чувством юмора. В свои 87 лет, будучи крупнейшим частным мировым инвестором в нашей сфере, он ведёт, очень живой образ жизни и, не побоюсь этого слова, - "уважает" и наши традиции. В обед от него может пахнуть дорогим вином, а ужин, по крайней мере, на российской земле, он легко может закончить и рюмкой хорошей водки. В общем, надо сказать, лютый дед.

Так вот, у него есть мечта - построить завод в Подмосковье на нашей Экосистемовской земле. Сейчас создаем совместное предприятие по строительству и эксплуатации комплекса по переработке отходов Московской области. Проект будем реализовывать в три этапа: начнем с МСК и полигона, затем - электростанция на свалочном газе и производство компоста, а далее перейдем к переработке вторсырья.

А пока Черрони обсуждает с правительством стран Магриба, как остановить наступление пустынь с помощью компостных газонов из европейского мусора. Вот это, я понимаю, мега-проект планетарного масштаба! В 90 лет он хочет оставить непосредственное руководство бизнесом и стать consigliere в семейном бизнесе, который он выстроил своими руками.

Я же сейчас занят привлечением инвестиций в нашу отрасль, строительством современных полигонов и заводов по переработке, что в нашей стране дело, надо сказать, ой какое непростое. Ребёнку, конечно, было бы куда интереснее, если бы я водил большую оранжевую гремящую машину с мусором.


Биомасса из мусора

Знакомьтесь, это биомасса, которая получается из обычного мусора большого города:

Биомасса.jpg

Биомассы из общего потока мусора выходит примерно 30-40% в зависимости от сезона, региона и отходообразователей. На фотографии обычный образец из аграрного региона.

В России с ней та же проблема, что и в США — на отборе в биомассу кроме картофельной шелухи и разных бытовых отходов попадает много пластиковых огрызков и стекла. Ещё бывают батарейки, иногда флеш-карты и другие небольшие твёрдые предметы.

Поэтому российская биомасса используется только для рекультивации свалок. Ей посыпаются мусорные горы сверху, а потом, через 25 лет, на их месте появляется зелёный холм. Вот так не очень аккуратно выглядит начало этого процесса:

Рекультивация.jpg

В Европе подход к этой же биомассе совершенно другой. В странах с раздельным сбором мусора этот ресурс получается очень чистый и, не побоюсь этого слова, плодородный. Один из самых смелых проектов моего европейского друга — рекультивация африканских пустынь.

Из общего потока мусора в Европе вынимается примерно половина — та самая биомасса, компост. После сортировки и специальной переработки из неё удаляется всё вредное для окружающей среды (вроде тех же батареек), и она отправляется покорять африканский континент. Финал путешествия выглядит так: к краю пустыни подъезжает машина, вываливает нечто, похожее на почву, прямо на песок и уезжает. За ней ещё одна, и ещё. Слой песка медленно отодвигается вглубь, а зелёные земли начинают расти и размножаются.  Не очень быстро, конечно, но таким способом натиск пустынь можно притормозить, а в перспективе и остановить.

Для России, увы, это пока звучит очень романтично. Наши практические задачи более приземлённы: нужно извлечь из мусора металл, пластик, бумагу, резину и полиэтилен. Мы перерабатываем от 5 до 10 процентов мусора, — и это считается очень много по меркам нашей страны.
Я верю, что рано или поздно мы придём к тому, что мусор будет разумно возвращаться в экологический цикл без вреда для природы. 95-процентная переработка теоретически возможна, но пока только в Европе, где цены на вывоз отходов в десятки раз выше российских, и реально работает раздельный сбор.

Но даже в России и в настоящих реалиях это хороший бизнес, который быстро растёт. Современные перерабатывающие предприятия окупаются за 5–7 лет. Мы в «Эко-Системе» за 8 лет работы на рынке, научились организовывать эффективно работающие системы, строить такие предприятия, договариваться и учитывать интересы всех заинтересованных сторон и получать инвестиции.

Очевидно, что сейчас, когда в стране усиливается экономический кризис, новых современных производств и полигонов строить никто не будет, инвестировать в отрасль с не работающим законодательством, да ещё в период кризиса вряд ли кто решится - нет никаких гарантий возврата инвестиций, но вот после...., когда спад закончится,  хорошо объяснимое желание заработать сподвигнет  людей вкладывать в современные перерабатывающие комплексы. Вот тогда, очень хочется верить, наша страна все-таки станет хоть чуточку чище.


Recent Posts from This Journal

  • Хороший пример заразителен?

    У нас, к сожалению, редко ищут способы и пути, как сделать хорошо. Все чаще – как вообще не делать. Везде и всюду – в каждой сфере: от…

  • Опасный свет

    Каждый слышал, что лампочки нельзя просто выбрасывать. Их нужно сдавать в переработку. Но какие лампочки, куда сдавать – знают немногие. Что…

  • Полезный яд

    Давайте признаваться, друзья мои, вы сдаете батарейки на переработку? Наверняка многие из вас сейчас подумали: «Да я все хочу, знаю, что нужно…

Спасибо! Познавательно, интересно и вызывает почти восхищение Ваша популяризация сферы работы с отходами и ненавязчивая пропаганда внимания к экологии страны (кричащему Гринпису только поучиться...). Вряд ли Вам нужны наши оценки, но думается, что здесь не только пиар, но и искреннее радение.
Прочитала весь журнал и надеюсь на продолжение.
Кстати, с прошедшим Днём рождения Вас поздравляю и желаю радости от каждого дня!
с удовольствием вас всегда читаю- моя меча работать в этом бизнесе. как в подмосковье начнете проекты- меня позовите)

на работе организовал сбор батареек, а вот в подъезде не вышло. какая то падла сразу выкидывает бутылку с моим лозунгом.