я

Хороший пример заразителен?

У нас, к сожалению, редко ищут способы и пути, как сделать хорошо. Все чаще – как вообще не делать. Везде и всюду – в каждой сфере: от большой политики и до изучения иностранных языков. Также и с экологией: ну что я, скажут многие, буду сортировать мусор, если в этой стране переработка на нулевом уровне? Экономить воду? Глупости какие - ведь моя «капля» сэкономленного в «море» безответственности никак не повлияет на общую картину. «Отмазки» можно искать бесконечно – их легко найти. А вот начать действительно что-то делать и стать хорошим примером для других – это большой труд. Посмотрим, кто уже преуспел на этом поприще – надеюсь, хороший пример заразителен.
Зоран Янкович, мэр самой зеленой европейской столицы 2016 – города Любляны, мало того, что реализовал более 1700 экопроектов для своего города за 10 лет, так и вовсю показывает «тот самый» пример. Да, он много ходит пешком, сортирует мусор и экономит свет и воду – но это только малая часть. А теперь представьте: Зоран на собственные средства открыл общественный фруктовый сад. Хочешь – приходи полакомиться яблочками абсолютно бесплатно, хочешь – посади грушевое дерево и ухаживай за ним.

Другой хороший пример – мэр Стокгольма Карин Вангард. Женщина явно небедная старается покупать одежду в секондхендах. Ну, друзья, кому не слабо? Для обогрева дома Карин использует экологичный геотермальный тепловой насос и, конечно, сортирует все, что только можно. В одном своем интервью Вангард признает, что «правильная» жизнь не так уж проста: «У меня два маленьких ребенка, и мне нужно передвигаться с ними по городу, и, конечно, гораздо легче сесть за руль автомобиля, нежели использовать для этого автобус. Поэтому и мне нужно изменить свое поведение и привычки».
Еще одна дама ушла в своей эко-жизни еще дальше: Анна Моран, мэр Аделаиды, завела кур на заднем дворе своего дома – теперь яйца в ее рационе только «собственного» производства. Смешно? Отнюдь, учитывая, сколько ежедневно производится упаковок для яиц и, в случае с нашей страной, сколько упаковок не попадает в переработку. Дом Анны Моран вообще довольно странно выглядит со стороны: солнечные батареи на крыше дома и сарая, бак на 40 тысяч литров дождевой воды. Вопрос, что происходит в семье Моран, если долго стоит сухая погода остается открытым….

Но оставим глав городов – им, вроде бы, статус велит подавать хороший пример. Хотя, как показывает практика нашей страны – далеко не всем. Расскажу лучше про одного очень талантливого режиссера - Джеймса Кэмерона. Он оснастил свой дом солнечными батареями, управляет гибридным автомобилем и является «органическим» фермером-любителем, а также активно противодействует уничтожению лесов Амазонии. Но это еще не все. Помните фильм «Автатар»? Так вот, Кэмерон снимает сиквел на полностью экологичной студии! При строительстве площадки были использованы экологически чистые краски и материалы, а в студии установлены солнечные батареи Представить довольно сложно, да и стоит это, мягко говоря, немало - расходы на установку оборудования обошлись в 5 миллионов долларов. Дорого, конечно, но, согласитесь, фильм, снятый за счет солнечной энергии – это сильно!
я

Опасный свет

Каждый слышал, что лампочки нельзя просто выбрасывать. Их нужно сдавать в переработку. Но какие лампочки, куда сдавать – знают немногие. Что же, давайте разбираться.

Лампочки можно разделить на «опасные» и «неопасные». Вторые – это лампы накаливания, галогенные и светодиодные. Они нас особо не интересуют, так как их можно выбрасывать в обычный мусор. Хотя в Европе и их сдают, причем отдельно от стекла – по структуре они отличаются от бутылочного стекла, поэтому в общую переработку не отправишь. «Опасные» лампочки – это энергосберегающие (они же – люминесцентные). Все мы знаем, что они потребляют гораздо меньше электроэнергии и долго служат – это несомненный аргумент в пользу выбора именно такого источника света. Но такие лампы, отработав свой срок, представляют мощную угрозу для окружающей среды из-за содержания ртути – от 5 мг до 1 грамма в каждом изделии. А 1 грамм способен отравить более 3,3 куб.м воздуха или 200 тысяч куб.м воды – вот и делайте выводы.
Поэтому энергосберегающие лампы важно правильно утилизировать. Для этого простому обывателю достаточно найти специальный пункт приема (сдать можно в любом ДЕЗе, но не всегда бесплатно, или, например, в Икее – там уж точно денег не потребуют) – далее лампочка пойдет по своему пути. Кстати, небезынтересному. Все ртутные лампы попадают в специализированные центры переработки, где каждую разделяют на составляющие: цоколь, стекло, люминофор. Цоколь и стекло идут как вторсырье. А люминофор, в котором и содержится весь «яд», особым образом консервируется и отдаётся в специальные организации, которые в дальнейшем выгоняют из него ртуть.

Вернемся к статистике. В России ежегодно выходит из строя около 100 млн люминесцентных ламп. Большинство, конечно же, выбрасывается просто на помойку. Представим, что в одной ламе 10 мг ртути (вариант с 1 граммом даже рассматривать страшно). Итого: около 1 тонны ртути попадает в почву, отравляет воздух и воду. Каково? Кстати, стоит заметить, что соединения ртути в энергосберегающих лампах значительно опаснее ртути металлической. То есть 1 тонна ртути из ламп и 1 тонна ртути из градусников – разные вещи. Всего в России существует около 50 предприятий, которые перерабатывают люминесцентные лампы. Их мощностей достаточно для того, чтобы переработать полностью весь объем отработанных ламп. Но мало что до них доходит, ведь куда проще просто выкинуть лампочку в мусорку и забыть. Вспомним потом, когда придет счет за лечение.
Но уверен, с нашими с вами стараниями, постепенно ситуация с лампочками в стране выправится. Ведь есть на кого равняться (впрочем, как и всегда):
В Германии работают более 300 пунктов сбора ртутьсодержащих ламп для физических лиц, а также 400 крупных пунктов, обслуживающих промышленные и общественные здания. Адрес ближайшего пункта приёма можно узнать на специализированном сайте, а приём ламп производят в неограниченном количестве и бесплатно.
В Болгарии утилизация для населения также бесплатна, так ответственность несут импортёры и производители.
В Румынии сбором и утилизацией энергосберегающих ламп занимается ассоциация Recolamp, основанная компаниями Philips, Osram, Narva и General Electric. Плата за утилизацию взимается с потребителя при покупке лампы. Хочешь - не хочешь, а заплатишь.
В Чехии насчитывается около 1300 пунктов приёма, но также можно сдать перегоревшую лампу в магазине при покупке новой, что, согласитесь, очень удобно.
Кстати, если ртутная лампочка разбилась, как и в случае с градусником, не нужно геройств – просто звоните в МЧС.
я

Полезный яд

Давайте признаваться, друзья мои, вы сдаете батарейки на переработку? Наверняка многие из вас сейчас подумали: «Да я все хочу, знаю, что нужно – но у нас же очень сложно это все. Так просто не сдашь!». И это правда – пунктов сбора очень мало. Но сдавать все-таки нужно, а почему – сейчас я подробно и популярно объясню. Обычная «пальчиковая» или «мизинчиковая» батарейка – это не только ценный и удобный портативный источник тока, но и уникальное микро-месторождение разнообразных химических элементов, которые можно использовать повторно, - железо, цинк, марганец и еще много всего. Правда, сразу необходимо оговориться, что все это возможно только в том случае, если батарейка вовремя сдана на переработку, а не отправлена по привычке в мусорный контейнер.

Часы и будильники, детские игрушки, фонари, брелки от автомобильной сигнализации, пульты от телевизора, проигрывателя – просто оглянитесь по сторонам и увидите вокруг себя десятки и даже сотни маленьких, средних и больших приборов, работу которых обеспечивают батарейки. «Таблетки», «пальчиковые», «мизинчиковые», квадратные 9-вольтовые – все они, наряду с аккумуляторами причисляются к так называемым «химическим источникам тока». В мире сегодня ежегодно производятся десятки миллиардов батареек и аккумуляторов. Только представьте! Автомобильная промышленность уже почти готова к наступлению новой эры — электромобилей. В общем, сплошное удобство, да и только. Между тем, как у любой медали, у батареек и аккумуляторов есть и обратная сторона медали, столь же черная, как и само их содержимое.

На любой батарейке или аккумуляторе непременно присутствует специальный знак в виде перечеркнутого мусорного бачка, который означает, что они содержат опасные для окружающей среды и здоровья человека вещества и их нельзя просто выбрасывать в мусорное ведро и отправлять на свалку с «обычным» мусором. Такой знак был введен специальной директивой ЕС «Об отходах электрического и электронного оборудования» в 2002 году (2002/96/ЕС). И, конечно, не зря.
Европейские эксперты считают наиболее опасными для человека и окружающей среды 14 типов веществ: мышьяк, свинец, кадмий, хром, медь, никель, ртуть, цинк, полихрорированные дифенилы, бензол, тетрахлорэтилен, трихлорэтилен, четыреххлористый углерод, цианид натрия. Половина этого списка в том или ином виде содержится в химических источниках тока. При попадании в общий объем твердых бытовых отходов батарейки и аккумуляторы передают неопасным отходам часть своих опасных свойств, при захоронении, сжигании или компостировании – гарантированно загрязняют почву.

При захоронении на полигоне происходит так называемое выщелачивание элементов питания - перевод в раствор компонентов твердого вещества. Именно так, к слову, из руды добывают металлы, но на свалке получившийся раствор лишь добавляет токсичности общей массе, насыщая ее тяжелыми металлами. Так, например, согласно ряду исследований по марганцево-цинковым батареям, концентрация цинка в почве увеличивается до 70 раз, а марганца - до 11 раз. На большинстве российских полигонов в принципе отсутствуют системы сбора фильтрата, поэтому вредные соединения попросту уходят в почву, загрязняют грунтовые воды.
При сжигании вместе с мусором все вредные металлы из батареек (ртуть, кадмий, марганец, цинк) не просто отравляют воздух, но и концентрируются в золе и шлаке в виде хлоридов и оксидов, что усложняет дальнейшую переработку. Гидроксид калия частично нейтрализует образующиеся при сжигании кислые газы, но при этом сам способствует ускоренному износу мусоросжигательных печей. Это, впрочем, не все. Диоксины, которые образуются в процессе горения, даже в минимальных дозах чрезвычайно вредны для организма (их действие в 67 тысяч раз сильнее цианида), и именно им человечество обязано онкологическими и репродукционными заболеваниями. А еще отравлениями, замедленным развитием и слабым здоровьем детей… Диоксины посредством дождевой воды проникают в почву, воду и растения.
Вред от компостирования понятен: в условиях захоронения, как и в первом случае, все металлы неизбежно оказываются в почве. Одна маленькая батарейка способна загрязнить 20 кв. м почвы и до 400 литров воды!
Тяжелые металлы накапливаются в организме и вызывают различные отравления и заболевания. Так, соединения кадмия и марганца поражают ЦНС, печень, почки и нарушают фосфорно-кальциевый обмен. Хроническое отравление может привести к анемии и разрушению костей. Свинец накапливается, в основном, в почках и вызывает также заболевания мозга, нервные расстройства. Ртуть влияет на мозг, нервную систему, почки и печень, вызывает нервные расстройства, ухудшение зрения, слуха, нарушения двигательного аппарата, заболевания дыхательной системы. Никель вызывает экземы и заболевания легких, кадмий может выступать причиной генетических отклонений. Каково?
Как с батарейками борются в Европе?
Разные страны мира решают проблему батареек по-своему. Исследователи подсчитали, что из всего объема производимых батарей и аккумуляторов в мире перерабатывается только лишь 3%. В большинстве европейских стран перерабатывается 30-45% батареек и аккумуляторов, в США — около 60%, в Австралии — около 80%. В неразвитых странах батарейки и аккумуляторы практически не перерабатываются, а утилизируются с бытовым мусором.
В Евросоюзе при производстве батареек в их стоимость изначально закладывается процент на утилизацию. Покупатели могут сдавать старые батарейки прямо в магазинах и получать скидку на новые. Сдаваемые батарейки перерабатываются – от 35% до 50% общего объема в зависимости от страны. Переработкой батарей в Европе занимается около 40 предприятий.
В США практически во всех магазинах установлены контейнеры для приема использованных батареек и аккумуляторов. Весной 2013 года в стране стартовала новая волонтерская общенациональная кампания по утилизации батареек. Она включает не только обращение к потребителям и привлечение волонтеров, но также и ряд требований для производителей и бизнеса. В частности, дистрибьюторы и продавцы должны будут обеспечивать сбор и переработку батареек, извлекая при переработке все те компоненты, которые ещё можно использовать, а компании-производители батареек должны платить за работы по сбору, обработке и утилизации батареек.
В Японии батарейки старательно собирают и хранят до тех времен, когда будет изобретена оптимальная перерабатывающая технология, не верят жители Страны восходящего солнца в то, что сегодня технологическое развитие позволяет нейтрализовать весь вред от батареек.
В Австралии ежегодно утилизируется до 70 тысяч тонн свинцово-кислотных автомобильных аккумуляторов. В городе Вуллонгонг (штат Новый Южный Уэльс) работает предприятие Auszinc, которое занимается утилизацией бытовых батарей. Батареи, которые не могут быть переработаны в Австралии, экспортируется для утилизации на европейские предприятия.

А что у нас?
Печальная новость заключается в том, что Россия сегодня относится к числу неразвитых стран с точки зрения переработки батареек. По экспертным оценкам, в России ежегодно на свалки отправляется около 15 тысяч тонн батареек, которые загрязняют тяжелыми металлами воздух, почву и воду. В 2011 году было проведено сравнительное исследование 3800 домохозяйств в России, в среднем на семью в год приходилось 18,8 батареек или 6,96 батареек на человека. Если умножить эту цифру на население страны (143,9 млн человек), то получится более 1 млрд батареек в год.
До октября 2012 года все собранные в России батарейки отправлялись на долгосрочное хранение или подлежали захоронению на полигонах опасных отходов – все дело в законодательстве. Официально деятельность по приему и использованию батареек юридическим лицам была разрешена как раз-таки с 2012 года – до этого на сбор и хранение опасных отходов требовалась специальная лицензия. В 2004 году ИКЕА начала сбор использованных батареек, но была вынуждена прекратить его из-за требования Роспотребнадзора. Музей имени Тимирязева, который принимал батарейки с 2009 года, приостановил прием сырья из-за нехватки места для хранения батареек. Сегодня батарейки принимают в ряде магазинов – Media Markt, ИКЕА, «Эльдорадо», а также некоторые муниципальные учреждения. А еще прошлой весной на Флаконе поставили автомат с едой, который принимает к оплате использованные батарейки. Не знаю, «жив» ли этот автомат сейчас, но идея, на мой взгляд, классная! В 2013 году в Челябинске даже открылся первый завод по переработке батареек, но предприятию пока не хватает сырья, поэтому вопрос об окупаемости не стоит.

Как переработать батарейку?
Для начала батарейки и аккумуляторы сортируют ручную, после чего последние сразу отправляют на заводы, а из батареек получают соли металлов, железо и графит.
На первом этапе батарейки дробят и при помощи магнита отделяют железо. Для большей эффективности процедуру проводят несколько раз. Далее получившуюся полиметаллическую смесь отправляют на гидрометаллургию, в ходе которой последовательно получают графит, сульфаты марганца и соли цинка. Соли металлов извлекаются при помощи специальных установок: сначала они растворяются, а потом кристаллизуются.


Из графита производят щетки электродвигателей, контактные вставки для «башмаков» троллейбусов и другие изделия, соли марганца используют для органического синтеза. Наконец, соли цинка незаменимы в фармацевтике, зубопротезировании и… в создании тех же батареек! Круг замкнулся.
я

Эко-система: от Кубы до Тенерифе

Год заканчивается, наступает время подводить итоги и давать новые обещания. Ну что, друзья-товарищи, все себя хорошо вели в уходящем году?

Я на прошедший год оглядываюсь с гордостью. Судите сами: новые проекты по всей России и даже за пределами нашей страны – мы вернулись в Пермь, успешно зашли на Дальний Восток, подписали соглашение с Кубой, подготовили проект концессии системы управления отходами на Тенерифе, вместе с ЕБРР начали освоение Казахстана и Белоруссии. Кстати, в своем движении за границы родной страны пошли еще дальше - поменяли российский банк на голландский. Но мы не только «про бизнес», мы и про «душу» не забывали - спасли Кунгурскую ледяную пещеру и провели   ряд важных экологических акций по раздельному сбору в регионах России.

Не промолчу и про главную «головную боль» года – борьбу с дураками в Правительстве за «светлое будущее" отрасли. Я, как всегда, всех хотел спасти, но пока к сожалению, тщетно. Наш отраслеобразующий закон «Об отходах» так и не заработал, поэтому мы с коллегами решили совершить маленькую революцию в отдельно взятом регионе – Московской области. Но обо всем по порядку…

                                                                              

Read more...Collapse )
я

(no subject)

Эко-система: от Кубы до Тенерифе

Год заканчивается, наступает время подводить итоги и давать новые обещания. Ну что, друзья-товарищи, все себя хорошо вели в уходящем году?
Я на прошедший год оглядываюсь с гордостью. Судите сами: новые проекты по всей России и даже за пределами нашей страны – мы вернулись в Пермь, успешно зашли на Дальний Восток, подписали соглашение с Кубой, подготовили проект концессии системы управления отходами на Тенерифе, вместе с ЕБРР начали освоение Казахстана и Белоруссии. Кстати, в своем движении за границы родной страны пошли еще дальше - поменяли российский банк на голландский. Но мы не только «про бизнес», мы и про «душу» не забывали - спасли Кунгурскую ледяную пещеру и провели   ряд важных экологических акций по раздельному сбору в регионах России.
Не промолчу и про главную «головную боль» года – борьбу с дураками в Правительстве за «светлое будущее" отрасли. Я, как всегда, всех хотел спасти, но пока к сожалению, тщетно. Наш отраслеобразующий закон «Об отходах» так и не заработал, поэтому мы с коллегами решили совершить маленькую революцию в отдельно взятом регионе – Московской области. Но обо всем по порядку…


                                                                                                         

Read more...Collapse )


я

Сказано - сделано!

Как-то принято в конце года подводить итоги, вот и я, в суматохе дней, выбрал минутку и решил отчитаться о нашем корпоративном стиле.

Из года в год мы меняемся к лучшему, используем самые современные, экологически чистые технологии и создаем новые проекты. Сейчас, например, это большой проект по созданию единой системы сбора, утилизации и переработки отходов на Дальнем Востоке, где  будет построено 23 межмуниципальных узла. А в скором времени, как я уже писал, планируем выйти и на международный рынок, чтобы создавать чистое будущее на Кубе и Тенерифе. В общем, год этот выдался, как в школьном сочинении:  «уставшие, но довольные мы вернулись домой….»

Большой развивающейся компании нужно соответствующее представление. Поэтому в уходящем году мы решили провести ребрендинг. Сказано - сделано!
Eco_01-02.jpg

Read more...Collapse )
я

Вторая жизнь бумаги

Из своего пионерского детства я помню обязательные кампании по сбору макулатуры. Мы приносили в пункты все, что могло пригодиться. Ничего не оставалось в квартирах – выполняли план, строили светлое будущее.

Макулатура 1.jpg
Фото: Виктория Орлова / Livejournal.com

Read more...Collapse )

я

Где умирает наш электронный мусор: ад, придуманный людьми и для людей

В конце 1980-х индустриально-развитые страны подписали “Базельскую конвенцию”, запрещавшую экспорт отработавшей свое бытовой и электронной техники.
Фото 1_а.jpg
Причина - высокое содержание в ней свинца, ртути и кадмия. Соглашения не ратифицировали только США (но там приняли свои нормы). Планировалось, что весь электронный мусор будут перерабатывать на месте по безотходным и “зеленым” технологиям. Но в плане экономики не очень сошлось - отбить инвестиции в короткий срок нельзя, а значит – нет инвесторов.
В то же время Китай начал новый виток перехода на рыночную экономику. Объем торговли возрастал, - и контейнеры, напичканные товарами на одной половине пути, на обратной было экономически-разумно чем-то заполнять.

Read more...Collapse )

я

Папа, ты - мусоровоз?

Примерно так мой ребёнок спросил о моей работе еще лет семь-восемь назад. Пятилетке было сложно объяснить, что я, лично, не вожу мусоровоз и не собираю мусор. Пока он ещё не знает, что такое бизнес-планы, инвестиции и управленческий процесс, и видит лишь яркие частности — большие мусоровозы, чистые или грязные контейнерные площадки, приучается  понимать, что мусор это ресурс и разделять его.

IMG_2143_2_1.jpg

Read more...Collapse )

я

Как я стал делать мусорный стартап: Илон Маск и деньги (часть 2)

Начало этой истории тут: http://yakimchuk-andre.livejournal.com/3344.html

Вернувшись из Франции, идея делать деньги из мусора никак не выходила из головы.
И я решил: «Черт с ним, попробую. Не всю ж жизнь бумажки в Совфеде перекладывать». Так и завертелось – расчеты, поиски инвестора, переговоры, сделки…
Но вся эта каша точно не заварилась бы, если бы не одна история, случившаяся 20 лет назад.
image1.jpeg
Фото: Уоррен Баффет
Read more...Collapse )